Форма жизни в “Форме воды”

01На этой неделе много 
случилось хорошего и 
важного, но словесную 
форму проще всего 
придать "Форме воды" 
Гильермо Дель Торо.



На этой неделе много случилось хорошего и важного, но словесную форму проще всего придать «Форме воды» Гильермо Дель Торо.

В наши кинотеатры наконец-то пустили кандидатов на «Оскар», и я с большим удовольствием предаюсь забытому удовольствию ходить в кино. На непоздне-вечерний сеанс, в полупустые залы, с двумя скидками – на понедельник и принадлежность к “слабому полу”.

Прошлый понедельник был, как по заказу, дождливым. После сеанса опоздала на автобус и, воспользовавшись образовавшимся запасом времени, по юношеской привычке пошла до следующей остановки, с удовольствием вертя в голове задержавшиеся в памяти картинки и смыслы.

Я не любитель писать, да и читать рецензии, потому что довольно часто они превращаются в повод продемонстрировать себя умнее, наблюдательнее и информированнее других. Не стану находить литературные и кинематографические аллюзии и не буду погружаться в жанровые особенности фильмов Дель Торо – я сама только знакомлюсь с его стилем, который цепляет меня интригующим сочетанием «реальности» и фантастики. Про все эти вещи уже много написано, и, в частности, я с интересом прочитала рецензию Антона Долина, которому как критику очень симпатизирую в последнее время. Хотела вставить сюда ссылку на его текст, но почему-то не могу снова его найти.

03

Но все-таки не могу не написать о вещи, которая зацепила меня больше всего в «Форме воды», – собственно, о воде.
Фильм начинается со сказочной сцены, в которой дом главной героини, Элизы, полностью погружен под воду. На экране плавают предметы обстановки и обихода, которые мы через минуту, когда начнется «реальная» история, увидим в нормальном действующем состоянии. Некоторые из них даже сложно опознать в затопленном виде: например, странная штука в форме гуся оказывается ложкой для обуви, и камера по ходу картины будет неоднократно возвращаться к этой вроде бы несущественной детали. Лишь досмотрев фильм до конца, мы узнаем, что дом Элизы не был затоплен, а значит, эта сцена не имеет ничего общего с измерением «реальности». Героиня просто живет в двух домах одновременно: том, где звенит будильник и кипит вода в кастрюльке с яйцами, и том, где ложка для обуви в форме гуся чувствует себя существом, живущем в бездне моря.

08

Элиза работает уборщицей на засекреченном объекте. Судя по утренним очередям перед аппаратом для отметки времени прихода персонала, работников в этом месте много, но никто не рассказывает нам, чем занимаются все эти люди: мы знаем только, что Элиза и ее подруга Зельда – уборщицы, и видим, что происходит в лаборатории, куда им периодически открывают доступ. Фильм Дель Торо рассказывает об «отверженных», поэтому работа уборщицы здесь, конечно, символ низкого социального статуса. Но только ли? Элиза и Зельда моют пол, и снова и снова оператор останавливается на сценах с ведрами, тряпками и водой.

SOW_04877.CR2

Бессердечный руководитель лаборатории Стрикленд с водой, наоборот, не дружит: знаменательна сцена в уборной, где Элиза протягивает ему полотенце, а полковник отвечает, что настоящие мужчины моют руки в туалете только один раз – до или после. Когда Стрикленд возвращается домой, мы видим его жену и детей, словно сошедших с рекламных плакатов. Отцу семейства подают тарелку с едой, но не стакан воды. И знаменательна одна из сцен ближе к концу фильма, когда Элизе удается вывезти из лаборатории морского бога и Стрикленд сходит с ума, пытаясь разыскать его. «Воды», – говорит ему секретарша, протягивая стакан, и человек без чувств автоматически запивает таблетку.

12

Естественно, кульминация темы воды – это существо, которое держат в специальном бассейне в лаборатории. Несмотря на жестокие пытки, возвращаясь в воду, оно чудесным образом заживляет собственные раны. Элиза с самого начала демонстрирует острый человеческий интерес к этому созданию: из-за собственной немоты она хорошо знает, каково это, когда тебе отказывают в праве на голос (читай на полноценность). Неслучайно все, кто оказывается на стороне Элизы и «морского бога», тоже кое-что знают на эту тему: ее сосед по квартире Жиль – гей, а коллега и подруга Зельда – афроамериканка.

09

Очень эффектны сцены знакомства Элизы с загадочным «морским монстром»: бортик бассейна или стекло капсулы выполняет роль границы между «миром воды» и реальностью, и главная героиня не боится перейти эту границу (еще бы, виртуально она же практически живет под водой!).
Уже когда загадочный «морской бог» оказывается в квартире Элизы, в фильме вдруг портится погода: прекрасны своей «материальностью» сцены с совершенно эпическим дождем, гулкими звучными каплями, надутыми зонтами…
И абсолютно гениальна, на мой взгляд, история с затопленной ванной, когда Элиза решает телесно соединиться с существом, которое полюбила: она открывает краны и затыкает полотенцами дверь, комната наполняется водой, она протекает через пол и дождем льется на зрителей кинотеатра, расположенного этажом ниже…

13

В одном из интервью Дель Торо рассказал, что красный цвет в фильме – символ любви. Неслучайно в конце картины Элиза начинает одеваться в красное и неслучайно кинотеатр в ее доме выглядит как одно большое плюшевое сердце к Святому Валентину. Дождь в этом красном кинозале пробирает меня до мурашек по коже.

Когда я стала размышлять, к чему можно свести метафору воды в «Форме воды», ответ пришел почти сразу: к инстинкту. К инстинктивной природе человека, противопоставленной холодному расчету и отсутствию эмоций. К инстинкту, который способен лечить все вокруг, божественному по своей сути. К инстинкту, который – если дать ему волю, как воде, бьющей из крана, – становится любовью.

Правда, тут есть одно «но», и оно меня завораживает и заставляет влюбиться в картину Дель Торо еще сильнее. Это «но» – форма. Воде, то есть инстинкту, нужна форма, чтобы приобрести эти волшебные свойства. Форму воды в фильме олицетворяет загадочное существо, но не только. Помните, когда Элиза пытается убедить Жиля в необходимости похитить «морского монстра» из лаборатории, а Жиль отбрыкивается и не желает ее слушать, она «кричит» ему на языке глухонемых: «Мы есть то, что мы делаем»? Ее отважный поступок и есть ее личная форма инстинкта, воссоединение с тем сказочным подводным миром, который существует в ней изначально, не находя выражения.

07

Смотрю на эффектную картинку финальной сцены с рекламных плакатов и, честно признаюсь, не могу налюбоваться: кажется, именно так должен выглядеть внутри каждый из нас, даже если для этого нужно онеметь, почувствовать себя бесправным, совершить безумство и в конце концов погибнуть, чтобы возродиться в новом качестве.

Questa voce è stata pubblicata in Senza categoria. Contrassegna il permalink.

Rispondi

Inserisci i tuoi dati qui sotto o clicca su un'icona per effettuare l'accesso:

Logo WordPress.com

Stai commentando usando il tuo account WordPress.com. Chiudi sessione /  Modifica )

Google+ photo

Stai commentando usando il tuo account Google+. Chiudi sessione /  Modifica )

Foto Twitter

Stai commentando usando il tuo account Twitter. Chiudi sessione /  Modifica )

Foto di Facebook

Stai commentando usando il tuo account Facebook. Chiudi sessione /  Modifica )

w

Connessione a %s...