Карнавал в душе

800px-Der_Kampf_zwischen_Karneval_und_Fasten_(1559)«Все молоды в карнавале — даже 
старики. Все красивы в карнава-
ле — даже уроды». Есть такие 
вещи: ты их никогда не видела 
и знать не знала, но стоит 
только им появиться в твоей 
жизни, и понимаешь, что была 
влюблена в них всегда. Я нашла 
много таких вещей в Италии: 
артишоки, оливковые деревья, 
зимнее море, средневековую 
архитектуру, а еще – Карнавал!

«Все молоды в карнавале — даже старики. Все красивы в карнавале — даже уроды». Есть такие вещи: ты их никогда не видела и знать не знала, но стоит только им появиться в твоей жизни, и понимаешь, что была влюблена в них всегда. Я нашла много таких вещей в Италии: артишоки, оливковые деревья, зимнее море, средневековую архитектуры, а еще – Карнавал!

Мне повезло очутиться на карнавале в Виареджо в самый первый год своего обитания в Италии. Это был очень хорошо организованный, веселый, красочный праздник, к которому сразу же хотелось присоединиться. Там я купила свой первый карнавальный парик и впервые попробовала карнавальный сладкий хрустящий хворост, который здесь называют «кьяккьере» («болтовня»).

carnevale

С тех пор я видела несколько карнавалов, и по уровню организации все они уступали тому первому, тосканскому. Но мой интерес к теме постепенно становился глубже, а потому качество костюмов и общая спланированность действа отошли на второй план, а на первый выдвинулись элементы древнейшего момента пограничности миров, хаоса и смерти, который мы – так или иначе, ведая или не ведая – пережили на этой неделе.

04

Карнавал – это не только название самого праздника, которое с латыни переводится как «отказ от мяса» (ведь сразу после него наступает Великий Пост), но и имя персонажа, которого периодически можно встретить в самых древних и самых крестьянских версиях этого действа. Карнавал – то самое чучело зимы, которое сжигают в славянских культурах на Масленицу. Он тоже умирает в Жирный вторник, и его тоже жгут на костре. Но перед этим – весело провожают похоронный катафалк, устраивают вскрытие тела в жанре буффонады и хохоча зачитывают завещание.
Вчера мне посчастливилось увидеть все это в городке Санникандро, в нескольких километрах от Бари. Здесь не было бы ничего примечательного, если бы не внушительный норманский замок 11-го века и огромное количество олив в окрестностях. Кофейни открываются здесь раньше, чем в больших городах: большая часть мужского населения встает задолго до рассвета и выезжает на разбитых трехколесных машинках «в деревню», работать. Местный народ, отлично знающий, что такое труд на земле, не отличается изысканными манерами, но желания и умения позубоскалить здесь никому занимать не нужно. Похороны Карнавала когда-то были любимым зимним праздником в Санникандро, но с 1989-го года, когда репортаж об этом трагикомическом действе вышел аж на национальном телевидении, традиция прервалась из-за смерти Колино – человека, который неизменно исполнял роль мертвеца. В этом году повзрослевшие участники тех Похорон решили тряхнуть стариной, и вот вчера, на исходе светового дня под бряцающую траурную музыку на главной улице города показалась процессия с лошадью и повозкой. На повозке находились закутанные в черное женщины, веселый парень в белом халате и главный герой дня – мертвый Карнавал.

06

Кстати, только в Санникандро у этого персонажа есть особое имя – Оронций, а на диалекте «Аронц» (что, видимо, не совсем случайно напоминает итальянское «стронц», разговорную форму слова на букву «г»). Обычно перед процессией на центральных улицах расклеивают похоронные объявления – такие же, как и для любого другого траурного события, только вместо имени и фамилии на них так и красуется – Aronz.

03

Всему городку, естественно, не терпелось узнать, чье это солидное тело везут на центральную площадь – к повозке один за другим приближались местные жители, а дети, естественно, клянчили, чтобы их покатали в катафалке. Довольно быстро выяснилось, что Карнавала зовут Винченцо, и «это тот, который расклеивает похоронные объявления». Винченцо периодически открывал глаза, почесывался и менял позу, чтобы лежать поудобнее (а лежал он с закинутой за голову рукой), и – казалось бы, что в этом такого – глядя на это, правда становилось очень смешно. Повозкой, кстати, управлял сторож городского кладбища.

Все мы знаем, что чучело зимы на Масленицу сжигают для того, чтобы приблизить весну, а значит, свет, тепло, цветение – в общем, жизнь. Все мы знаем, что этот обычай – еще языческий, древний. Он существовал во многих культурах, и, конечно, мы не можем не встретить его у древних греков.

dionisiache

В месяц антестерион (как раз между февралем и мартом) афиняне отмечали Антестерии, посвященные Дионису. Уже в 6-м веке до н.э. они упоминаются как «старые дионисии», в отличие от введенных гораздо позже «больших дионисий».
Из названия легко предположить, что здесь не обходилось без возлияний: именно в три дня праздника полагалось пробовать сделанное осенью вино и приносить его богам. Вино могли пробовать также дети и рабы – достаточно было вооружиться собственным «бокалом».

В эти дни, согласно поверьям, город заполняли призраки – их называли «кары» и считали древними обитателями Аттики. Для защиты от кар двери домов покрывали смолой, а с собой всегда носили веточку боярышника. Двери же храмов наглухо закрывались, и по городу шли процессии людей в масках с повозками. В общем и целом, на Антестерии открывались метафорические ворота в мир смерти и хаоса (а историки, занимающиеся этим явлением, добавляют также – в мир вневременья, вечности). Каждый год греки как бы проигрывали маленький конец света – отменяя на время все нормы, нарушая запреты и перемешивая социальные роли. На три дня они отдавались тому великому мифологическому времени, в котором еще не было порядка, но был лишь хаос – освящающий начало и конец всего в этом мире. Антестерии, а за ними и карнавал как бы вновь запускают движение душ между землей, небом и миром мертвых и восстанавливают то особое измерение, в котором человек встречается со своей судьбой (всем известный Арлекин, прежде чем стать веселым карнавальным шутом, был хтоническим, то есть подземным, демоном, возглавлявшим сельские карнавальные процессии Средневековья).

Il-diavolo-e-Arlecchino

Получается, что Карнавал – это гораздо больше, чем желание найти повод для веселья в суровую зимнюю пору и приблизить весну. Это – словно последний рубеж, через который должна пройти душа перед возрождением. После хаоса и смерти (а именно в них всегда – зерно жизни и творчества) заново выстраивается порядок – вот откуда в карнавалах, наравне с погребальными процессиями, появляются элементы публичной декламации завещания.

07

Вот и вчера – похоронное шествие добралось до центральной площади, на которой установили помостки. Тело Карнавала, правда, оказалось тяжеловато, поэтому «мертвецу» пришлось выйти на сцену на своих двоих и самому взобраться на стол. По декорациям и дальнейшему действу становилось понятно, что мы – в мастерской гробовщика. Там сначала происходила замерка покойника, а потом понабежали доктора для вскрытия тела. Сразу стало понятно, что Карнавал скончался от чревоугодия, и чего только не оказалось у него в животе!

14

И связка сарделек, и человеческий «скелет», и бутылка вина, и под конец даже кастрюля горячих макарон, которые, по традиции, разложили по тарелкам и раздали всем участникам вскрытия и плакальщицам – им, правда, поесть не удалось, потому что траурные вуали были подвязаны у них под подбородком (помните, как Винни-Пух похожим образом кормил Пятачка?). Кстати, ради макарон восстал на время из мертвых и сам Карнавал: лежать два часа на улице в феврале – это вам не шутки . В конце было зачитано завещание, в котором всем горожанам, начиная с самого мэра, доставались части тела (естественно, самые «низменные» и смешные) и пожитки Карнавала, а заодно доставалось и на орехи, таков уж закон жанра.

12

Сразу же после окончания процедуры чучело Карнавала весело сгорело тут же, на центральной площади. За всем этим суровым взглядом наблюдала старуха Куарантана – вдова Карнавала, подвешенная к проводам над главной улицей Санникандро. На ближайшие сорок дней – время Поста – она будет напоминать о воздержании и восстановлении порядка, и, скажем прямо, для многих из нас это – настоящее облегчение.

13

15

«Я знаю таких людей – без масок, но с карнавалом внутри. Они крайне редки. Мне сильно, очень сильно повезло».
(Цитаты: Николай Евреинов и человек по имени Vinkweb из Твиттера, заглавная картинка – “Битва Карнавала и Поста” Питера Брейгеля.)

Questa voce è stata pubblicata in Senza categoria. Contrassegna il permalink.

Rispondi

Inserisci i tuoi dati qui sotto o clicca su un'icona per effettuare l'accesso:

Logo WordPress.com

Stai commentando usando il tuo account WordPress.com. Chiudi sessione /  Modifica )

Google+ photo

Stai commentando usando il tuo account Google+. Chiudi sessione /  Modifica )

Foto Twitter

Stai commentando usando il tuo account Twitter. Chiudi sessione /  Modifica )

Foto di Facebook

Stai commentando usando il tuo account Facebook. Chiudi sessione /  Modifica )

Connessione a %s...