Концерт для семи человек со скандалом

concerto 1Кажется, в прошедшую неделю мне 
набросали деталек из десяти разных 
головоломок. Вспоминается то чувство 
увлекательного страха, когда на пол 
перед тобой высыпали гору из разно-
цветных кусочков, и тебе казалось, 
что не только до вечера, но может 
быть и до конца жизни ты не успеешь 
сложить их в красивую картинку. В 
ближайшие дни мне еще предстоит мы-
сленно собирать пазлы, но одной исто-
рией поделюсь уже сейчас.

Кажется, в прошедшую неделю мне набросали деталек из десяти разных головоломок. Вспоминается то чувство увлекательного страха, когда на пол перед тобой высыпали гору из разноцветных кусочков, и тебе казалось, что не только до вечера, но может быть и до конца жизни ты не успеешь сложить их в красивую картинку. В ближайшие дни мне еще предстоит мысленно собирать пазлы, но одной историей поделюсь уже сейчас.

Представьте, что в один итальянский город приезжает с визитом российская делегация. Представьте, что делегация подписывает договор о сотрудничестве с консерваторией этого города, произносятся речи с красиво звучащими словами, журналисты строчат в блокнотах, операторы наводят объективы, высокопоставленные люди ставят подписи в папочках под аплодисменты всех присутствующих.

И вот через пару дней делегация гостей, состоящая из одного музыканта и одного преподавателя, направляется в консерваторию для концерта и мастер-класса. Уже на подходе к залу консерватории наблюдается неприятная тишина: на стенах не висит запрошенных афиш, а в коридоре нет ни одного потенциального зрителя. Удается найти лишь пару сотрудников, которые, может, еще не успели выпить кофе, а день у них уже пошел наперекосяк, потому что ворвавшиеся в зал русские люди требуют от них гримерную, кондиционер и публику. Требуют все это через переводчика, и переводчик этот, конечно, я.

После двадцати минут бестолковой беготни по коридорам понимаю, что надо подключать к происходящему организаторов мероприятия с итальянской стороны, иначе проблема несуществующей гримерной станет темой моих ночных кошмаров. Звоню нанявшему меня Организатору, который в свою очередь связывается с ответственным за встречу Профессором. В какой-то момент Профессор появляется перед нами, но это почти никак не сказывается на количестве зрителей: в момент официального начала концерта в зале сидит три человека. Поэтому вопрос гримерки быстро отпадает, чтобы уступить место главной проблеме: где же студенты?

Если вы когда-нибудь жили и работали в Италии, вы наверняка знаете этот нежный взгляд, которым итальянец сопровождает фразочки в стиле «Сейчас все будет». Именно по этому взгляду ты понимаешь, что на самом деле он сообщает «Я понятия не имею, что ты от меня хочешь», и именно этот взгляд распахивает в твоем русском сознании черную-пречерную бездну, и на тебя накатывает непреодолимое желание столкнуть в эту бездну расслабленного итальянца, наслаждаясь его криками ужаса во время бесконечно долгого падения.

Профессор сказал «Они скоро придут», и бездна, конечно, распахнулась. Только в этот раз я стояла у нее на краю, и это было крайне странное чувство. Профессор с нежным взглядом разводил руками и совершенно не замечал, что воронка у его ног расширяется и вот-вот под его ногами образуется пустота. Он просто не видел ее, понимаете! То есть действительно искренне не понимал, чего хотят от него эти странные заграничные люди: он просто предупредил своих студентов, что приедет музыкант из России, и кто-то из них пришел, а кто-то – нет, но он никак не ожидал, что этот музыкант желал видеть афиши и полный зал народу. А музыкант, конечно, желал. Он выступал на международных конкурсах и какие-то из них выигрывал, он чувствовал себя очень важным человеком, несущим русскую культуру миру, он готовился ко встрече… И те семь человек, которые подошли за время международной ссоры, никак не отвечали его ожиданиям.

В итоге к ссоре присоединились также подъехавший Организатор и Директор консерватории, но и они не внесли в нее никакой конкретики. В какой-то момент я действительно почувствовала себя главным действующим лицом в диалоге глухонемых. Потому что фразы типа «у студентов сейчас занятия, они подойдут позже», естественно, вызывали у русских делегатов ярость и вполне ожидаемый вопрос «А почему тогда вы назначили концерт на это время?» и никак не добавляли солидности образу итальянцев, а русские выпады «А не поехать ли нам сейчас выступать в церковь, где куча наших людей на молитве, там-то у нас точно будет публика?», естественно, казались безумной провокацией итальянцам, отчего они еще больше принимались разводить руками в стиле «ну как можно вообще о чем-то разговаривать с этими людьми?». Самое смешное, что в процессе у меня постоянно звонил телефон, потому что еще один Организатор с российской стороны желал знать «что же там происходит». В эти моменты я отмечала про себя, что русские правда теряют голову в критических ситуациях.

Я вообще много чего отмечала: например, то, что итальянцы восприняли эту встречу очень узко-профессионально, а русские – очень широко, и что именно это несоответствие привело к разразившейся катавасии. Пожалуй, на будущее неплохой ход для любого конфликта – представить себя не действующим лицом, а переводчиком, человеком, который по роду деятельности должен хотя бы частично войти в положение собеседника, потому что даже если ты просто переводишь то, что он говорит, ты переживаешь это и можешь гораздо быстрее догадаться о мотивах его поступков.

Возвращаясь к нашим героям… Музыкант все ж таки обиделся и уехал. Итальянский Организатор настаивал на том, что он хороший и вообще ни при чем. Директор консерватории тоже надулся и быстро испарился. Профессор пытался вставить свои пять копеек, сказав, что его ребята приехали на мастер-класс из других, в том числе неблизких, городов, но музыкант ответил, что уже не верит в эти сказки. В результате из российской делегации остался-таки преподаватель, который послушал итальянских студентов и дал им свои советы и рекомендации. И только в этот последний час, думаю, все мы почувствовали себя на своем месте: и те, кто играл музыку, и те, кто про нее говорил, и я со своим переводом.

ponte

До сих пор размышляю над тем, уехала ли бы я с концерта для семи слушателей. Несколько лет назад да, но вот сейчас… Сейчас мне кажется, что не имеет никакого значения, сколько людей тебя слушает. Важно лишь то, для чего ты говоришь (играешь, поешь, пишешь), и, если ты делаешь это для самовыражения, пусть порой и утомительного, и непростого, цифры, по идее, становятся совершенно излишними. Ведь творчество в принципе существует как раз для того, чтобы приподниматься над собой и строить мосты в направлении других, даже если эти мосты кажутся тебе маленькими и невзрачными под огромными рекламными щитами твоего статуса.

Questa voce è stata pubblicata in Senza categoria. Contrassegna il permalink.

Rispondi

Inserisci i tuoi dati qui sotto o clicca su un'icona per effettuare l'accesso:

Logo WordPress.com

Stai commentando usando il tuo account WordPress.com. Chiudi sessione /  Modifica )

Google+ photo

Stai commentando usando il tuo account Google+. Chiudi sessione /  Modifica )

Foto Twitter

Stai commentando usando il tuo account Twitter. Chiudi sessione /  Modifica )

Foto di Facebook

Stai commentando usando il tuo account Facebook. Chiudi sessione /  Modifica )

w

Connessione a %s...